Как Илон Маск, Джефф Безос, Тим Кук и Марк Цукерберг захватывают мир

Эпоха супердержав закончилась. Настала эра суперкомпаний. Сегодня мир держится на четырех­ китах – Google, Apple, Facebook и Amazon. И прямо сейчас они готовятся к финальной схватке за планетарное господство.

GAFA – за этой аббревиатурой скрывается фантастическая четверка технологических гигантов, которые по числу своих последователей превосходят любую мировую религию, по финансовым возможностям – любое государство, а по степени влияния давно оставили за спиной всех мировых лидеров (как живых, так и мертвых). Но все, что мы видели прежде, было подготовкой к главному. Грядущий переход планеты к протоколу связи 5G, а значит, и полноценному интернету вещей (когда все вокруг, включая дома и машины, будет круглосуточно связано с глобальной паутиной) дает Google, Apple, Facebook и Amazon безграничные возможности. Вопрос только в том, как они ими распорядятся.
 
«Я сделаю так, что тебя никогда не найдут» – это одна из самых страшных угроз, которые Google может предъявить своим врагам. И хотя речь идет не о поездке в лес в багажнике машины в обнимку с лопатой, а о цифровой смерти, ее последствия в современном мире едва ли не столь же фатальны.

Главный поисковик планеты c 1998 года помогает находить нужные услуги и товары, но сегодня в его же силах сделать так, чтобы неугодный человек или сайт оказались раз и навсегда вычеркнуты из этой глобальной цифровой экономики.

Компания считает себя вправе использовать это оружие – и предупредительный выстрел уже прозвучал: в 2017 году 200 человек были отлучены от всех благ цифрового гиганта, начиная с поискового сервиса и почты, заканчивая картами и облачными дисками. Причина анафемы – спекуляция смартфонами Google Pixel.

Учитывая масштабы компании, это наказание – уже не просто «бан» неугодных клиентов фирмы, а правосудие планетарного масштаба, которое вершит не суд, а частный бизнес.

«Не будь злом» – за этот слоган Google в свое время была прозвана корпорацией добра, но, похоже, сегодня свое добро ее интересует уже больше, чем общечеловеческое.

Сакраментальная фраза Don’t be evil (так она звучит в оригинале) исчезла из корпоративного кодекса сотрудников год назад, примерно тогда же ее перестали использовать в качестве пароля для корпоративной локальной сети.

«Не будь злом». В Google эти слова описывают взаимодействие с пользователями. Но этот принцип гораздо шире. Да, речь идет о предоставлении людям беспристрастного доступа к информации, а также продуктам и услугам с учетом их потребностей, в лучшем виде, но речь также о том, чтобы делать правильные вещи в более глобальном смысле – соблюдать законы, поступать честно и с уважением относиться к коллегам», – так звучал отрывок из кодекса компании еще в середине апреля 2018 года, однако в 20-х числах того же месяца – примерно после дней рождения Гитлера и Ленина – добро проиграло.

В стратегии развития Google также недалеко ушел от Ленина: тот призывал в первую очередь захватывать телефон, телеграф и мосты; цифровой гигант подчинил себе почту, интернет и карты.
«Большая техническая революция на деле оказалась революцией политической», – сказал в недавнем интервью журналу Wired президент Франции Эммануэль Макрон, рассуждая о нарастающем влиянии цифровых гигантов.

Мы уже и не вспомним те времена, когда картография была важнейшим государственным секретом, сегодня вся Земля с точностью до сантиметра оцифрована частными компаниями. Они в буквальном смысле владеют этим миром. Насколько важна для них эта информация, говорит тот факт, что на покупку только одного израильского навигационного сервиса Waze Google не пожалела сумму, превышающую миллиард евро.

Еще $3,2 млрд компания потратила на доступ в квартиры людей, купив разработчика систем управления умным домом под названием Nest. Если разобраться, речь тут не только об умных термостатах и кондиционерах, создающих к приходу хозяина идеальный микроклимат, но и о данных, четко показывающих, когда вы бываете дома, а когда – нет. Впрочем, эту же информацию Google уже давно получает от своих смартфонов на базе Android, а скоро сможет узнавать и от машин с автопилотом, которые в ближайшем будущем начнут развозить нас по делам. Если, конечно, вы не провинитесь перед «компанией добра» и не окажетесь в один прекрасный день отлученным от все более внушительного списка ее сервисов: в холодном доме, без доступа к автомобилю, без почты и без поисковика. Вы крикнете «Хей, Google!» – но ответом будет лишь тишина.

«Я уничтожу Android, потому что это воро­ванный продукт, и я готов начать ядерную вой­ну против него» – из этих слов Стива Джобса, которые приводятся в его биографии, можно заключить, что глава Apple был не самым большим поклонником мобильной операционной ­системы от Google. И у него на то имелись веские причины.

На рынке мобильных платформ iPhone смог похоронить всех конкурентов, и лишь Android уже который год кусает «яблоко» со все большим остервенением.

Для Джобса, который в 1990-е проиграл войну компьютерных операционных систем Windows, повторение этого сценария уже на поле битвы смартфонов было крайне нежелательно, а ведь расклад сил повторялся до мелочей: операционная система, устанавливаемая только на про­дукты Apple, билась против конкурента, который доступен для всех разработчиков. Причем с 1990-х ставки в этой борьбе многократно выросли вместе с числом пользователей и уровнем проникновения техники во все сферы жизни.
 
Пока Франция привычно рассуждает о революции, Америка начинает бряцать оружием. В США этим летом атаковали китайского цифрового гиганта Huawei. Министерство торговли запретило компании покупку компонентов и технологий американских производителей, что вместе с запретом на ведение бизнеса с местными компаниями фактически вывело Huawei из игры на огромном рынке США. ­Гаджеты окончательно перестал­и быть цифровыми игрушками и превратились в инструменты ­геополитического влияния.

В своем Twitter глава Tesla высказал мысль, что «борьба за господство в области искусственного интеллекта на национальном уровне, скорее всего, приведет к третьей мировой войне».

Так и не доведя дело до обещанной ядерной войны, Apple начала наступление на Android с одним из самых сильных своих орудий – гарантированной конфиденциальностью. Защита персональных данных после скандала с Facebook стала волновать пользователей по всему миру, и у Apple тут есть явное преимущество.
Это уже не конкуренция двух корпораций. Это война за мировое господство, исход которой важнее результатов любых президентских выборов.

Не случайно правительства многих стран серьезно обеспокоены ростом влияния Google, Apple, Facebook и Amazon.

Франция в мае объявила о планах инвестировать миллиарды евро в государственные цифровые решения, независимые от пресловутых GAFA. Основную ставку сделают на искусственный интеллект.

«Я думаю, что искусственный интеллект разрушит все привычные бизнес-модели, и, если мы не станем частью этого процесса сегодня, завтра не сможем создать рабочие места в своей стране, – говорит президент Макрон. – Сейчас лидеры в этой сфере – США и Китай. В США технолог­ии искусственного интеллекта полностью управляются частным сектором – крупными корпорациями и стартапами, сотрудничающими с ними. Соответственно, все решения, которые они примут, будут решениями частного бизнеса, но при этом их масштаб затронет всех. Это именно та проблема, которую мы видели на примере скандала с Facebook и Cambridge Analytica (речь про самую большую утечку данных пользователей соцсети. – Прим. ред). С другой стороны, в Китае все раз­работки контролирует государство, но их принципы также не являются нашими. Европейские коллективные предпочтения и ценности отли­чаются от американских и китайских. Если мы хотим защитить наш подход к жизни, к частной информации, к свободе на фоне ­технологического прогресса, к целостности человека и его ДНК, если мы хотим иметь свой голос и возможность делать свой выбор, мы должны быть частью этой революции искусственного интеллекта».
 
В отличие от Google и Facebook, «яблочная компания» продолжает оставаться в первую очередь производителем техники, а не приложений. Это важное отличие, ведь, пока поисковик и соцсеть зарабатывают на людях через рекламу и информацию о них, продавец железа торгует именно смартфонами, планшетами, компьютерами и прочими девайсами.

Это, в чем-то исключительное, положение сегодня для Apple обрело особенное значение, ведь когда технические возможности смартфонов и компьютеров у всех примерно равны, нужны новые ­поводы говорить о своей исключительности и подтверждать слоган Think different ­(«Думайте иначе»).

«На ваших устройствах Apple хранится очень много личного – данных, которые вы имеете право не разглашать. Какой у вас был пульс после пробежки? Какие новости вы читаете в первую очередь? В каком кафе вы пили кофе утром? На какие сайты заходили? Кому вы чаще всего звоните и пишете? Каждое устройство Apple было создано таким образом, чтобы эта информация никогда не попала в руки ­посторонних. Потому что вы сами вправе решать, чем именно делиться и с кем», – говорится в недавнем обращении компании.

«Если позволить пользователю самому решать, хочет ли он продавать свои данные, многие захотят получать от этого прибыль, – уверен Карл Миллер, директор по разработкам центра аналитики социальных медиа «Демос». – Вы можете использовать Apple и, скажем, раз в год получать 500 евро за то, что даете доступ к своим данным сторонним компаниям через какое-нибудь приложение с названием типа iData».

Поводов говорить о защите данных у цифровых гигантов сегодня особенно много, ведь каждый из них давно перестал быть просто поставщиком программ или производителем техники. Та же Apple в этом году объявила о том, что будет снимать передачи, фильмы и сериалы, запустила проект по разработке мобильных игр и даже выпусти­ла собственную банковскую карту, попутно расширив возможности оплаты покупок через смартфон. Таким образом производитель взял на себя функции киностудии, телеканала, разработчика игр и даже банка. Сходным путем наращивают свое влияние и мощь и другие компании, собранные под аббревиатурой GAFA.

«Однажды люди могут сказать: «Очнитесь. Они слишком огромные». Слишком огромные не только для того, чтобы проиграть кому бы то ни было из конкурентов, но и слишком огромные, чтобы правительство могло оказывать на них хоть какое-то воздействие», – предупреждает Макрон.

Весной этого года в музее Метрополитен в Нью-Йорке открылась выставка чилийского художника и скульптора Себастьяна Эрразуриса. Статуи Илона Маска, Джеффа Безоса и Марка Цукерберга, а также других героев современного цифрового мира, выполненные в античной стилистике, возвышаются над пользователями. Готов ли мир смириться с тем, что герои Кремниевой долины примеряют на себя роль современных богов, покажет время.

Опубликовано: 4 июля 2019
Автор: АНТОН ИВАНОВ
Источник: GQ
Мы используем основные и сторонние файлы cookie в целях повышения удобства пользования этим сайтом и получения информации о взаимодействии пользователей с его содержимым. Закрыв это сообщение, вы тем самым соглашаетесь с использованием нами файлов cookie.