Цена успеха или что такое быть учредителем компании

Два десятка лет назад я уже был учредителем компании. Как звучит! «Учредитель компании!» Тысячи стропальщиков и официанток засыпают и просыпаются с мечтами о том, как круто они жили бы, если бы были учредителями компаний: пару раз в месяц летали бы за границу, и четыре раза в год – на отдых. Встречались бы с членами правительства разных стран. И чтобы к примеру мэр Пекина чокался с ними водкой на праздновании сорокалетия демократических реформ. Выступали бы с лекциями на саммитах и конференциях. Обедали бы в ресторанах, где обед стоит как половина зарплаты стропальщика или официантки. За одеждой летали бы в Милан. Что сегодня обуть, выбирали бы в гардеробной комнате. С утра выбирали бы, на чем сегодня поехать - на «лексусе» или «порше». Вечером – куда поехать: в городской особняк или загородную усадьбу. И все в таком духе. И это все, естественно, не через 20 лет безостановочной работы, а прямо сразу, с первых дней!

А вот каким был мой распорядок дня на моей первой фирме:
6-00. Я вставал, чтобы успеть поесть и собраться, и попасть в офис вовремя.
7-00. Я выходил из съемной однокомнатной квартиры и прогревал двигатель 20-летней зеленой «лады». Потом я долго ехал по безликому индустриальному проспекту на самый край города. 
8-00. Тут график отходил от распорядка любого наемного работника: в нашем офисном здании был спортзал. И я шел сначала туда. 
8-40. Я выходил из душа спортзала и поднимался в офис. Там до девяти часов я наводил порядок. Если после прошлой уборки было опять грязно – подметал и мыл.
9-00. Приходили менеджеры.
10-00. Ежедневное совещание с менеджерами – кто что сегодня делает и текущее положение дел.
10-30 – 11-00 я расписывал, куда мне сегодня бежать и за что хвататься.
С 11 часов у меня были встречи и разъезды. Одна, вторая, третья, и до бесконечности.
13-00. Менеджеры уходили на обед. Я в это время мог поехать на какой-нибудь завод отвозить какую-нибудь деталь.
14-00. Менеджеры приходили с обеда.
Где-то в районе 16 или 17 часов я вспоминал, что пропустил в обед. Тогда я покупал в ларьке булку и чай.
18-00. Менеджеры уходили домой. В это время мне как правило оставалось провести одну-две встречи или съездить куда-нибудь.
20-00. Я наконец мог спокойно сесть в офисе и заняться нормальной офисной работой: просмотреть отчеты, вычитать договоры, разобраться с бухгалтерией, разгрести все дела и платежки и понять, что делать завтра.
23-00. Оставалось только убрать в офисе после рабочего дня – люди должны работать в нормальных условиях.

23-30 – я ехал домой.
И так каждый день. И что? И ничего. Я умер? Нет. Потому что от такого еще никто не умер. И что я с этого имею? По большому счету – все, что захочу. Но понадобилось время и силы. В том числе и на мытье полов.

Возможно, в 90-х это было нормой? Или нет? Люди, которые приходят ко мне в надежде получить ключевые позиции, ходили в детский садик, когда я проделывал все, описанное выше. И что? Прямо со старта, не с порога, а еще с улицы они выкатывают такие амбиции и запросы, что аж страшно. А вот когда речь заходит о как насчет поработать, тут энтузиазма убавляется. Все страшно боятся, что будет мало времени, чтобы торчать в смартфоне.

Мне повезло, что в те времена не было смартфонов. А то как бы я осилил все это? Неужели бы мне пришлось оторваться от инстаграмма и ржачных приколов на ютубе? И работать! Просто работать? И больше ничего? И никаких ништяков? Никакого фана целый день? Ни одного лайка? Ничего?

Работать, не останавливаясь, с половины девятого до половины одиннадцатого, без обеда, не получив за день ни одного подтверждения от френдов, какой я классный. Да кто в это поверит?

Да нет, так не бывает. Не-бы-ва-ет! Правда, Сири?

Опубликовано: 19 декабря 2018
Источник: Дмитрий Томчук
Мы используем основные и сторонние файлы cookie в целях повышения удобства пользования этим сайтом и получения информации о взаимодействии пользователей с его содержимым. Закрыв это сообщение, вы тем самым соглашаетесь с использованием нами файлов cookie.