"Через пару лет совместного бизнеса мы перестали заниматься сексом": рассказ экс-партнёров

"Через пару лет совместного бизнеса мы перестали заниматься сексом": рассказ экс-партнёров

Дмитрий и Ирина больше пяти лет спали в одной кровати и создавали общий проект, но если бизнес в итоге оказался успешным, то отношения закончились после достаточно долгой агонии. Сейчас у каждого из них есть новые отношения, но они остаются деловыми партнёрами. Честно публикует две стороны одной истории. Единственное, что здесь изменено – имена героев. Но это вынужденная мера для чистоты «исповеди».

 

«Деловые звонки по скайпу проходили прямо из кровати». Версия первая, мужская

«Около года мы с Ирой просто встречались, а потом решили придумать занятие, похожее на бизнес. На тот момент у нас обоих была основная работа, и проект мы воспринимали как хобби. Я вообще считаю, что два человека находятся в отношениях только тогда, когда между ними есть не только симпатия, но и общее дело. Рассуждая категориями Эрика Берна, это может быть либо то, что можно пощупать, либо то, во что хочется инвестировать. Большое количество моих знакомых заводят семьи просто потому, что понравились друг другу. Но мне кажется, у таких отношений нет будущего. Это не связь двух людей, а банальное сожительство. Как правило, это значит, что объединяют их лишь общие психотравмы.

Оглядываясь на наши отношения, можно сказать, что мы с партнером много в чем тягались друг с дружкой. А так как в совместном проекте по умолчанию не было главного в последней инстанции, часто кому-то приходилось идти на компромисс – это был один из наших главных минусов. И я, и Ира сильные личности, когда кто-то из нас шел на уступку, у него в подсознании появлялась обида, которая позже выливалась в истерику. По очереди мы начинали себя зажимать, отстранять, терять мотивацию. Самое страшное – это не проговаривать сразу все недомолвки.

Мне кажется, главной в паре всегда была Ира – я говорю про личную жизнь. То ли я не хотел быть главным, то ли Ира очень хотела – сейчас уже не понять. Я не хотел соревноваться, часто уходил в себя, а ей нужно было внимание, что совершенно понятно. Мне кажется, в конце Ире просто его не хватило. В бизнесе как партнеры мы были на равных. Сразу немного разграничили сферы ответственности: она отвечала за внутренние вопросы типа финансов, «цементировала» дело, потому что всегда была более структурным и системным человеком. На нее было оформлено ИП. Я же отвечал за идеи, встречи с партнерами, клиентами и другие организационные дела. Ира выстреливала идеи очень метко, но редко. Я же ими фонтанировал, поэтому большинство предложений шли в помойку. КПД было разным, но эффективность от вклада обоих в общее дело – примерно одинаковая.

Мы работали из дома. Часто деловые звонки по скайпу проходили прямо из кровати. При этом я мог быть абсолютно голым, а она во время моих переговоров могла готовить что-то на кухне – не более одетая. Плюсов в жизни, когда твой бизнес партнер с тобой спит, много. Самый главный в том, что с этим человеком ты можешь обсуждать все, что угодно, потому что у вас общее культурное поле. У нас не было периода, когда мы четко поняли, что совместное хобби переросло в серьезный бизнес и приносит деньги. Наверное, осознание этого начало приходить, когда оба бросили основную работу и переключили все внимание на проект. Сейчас я понимаю, что для меня бизнес всегда был на втором месте, на первом стояли отношения.

По мере развития проекта, мы начали нанимать на работу людей – сами уже не справлялись. С одной стороны, это нас сплотило как пару, с другой стороны, были и тяжелые моменты. Ира – очень эмоциональный человек, принимающий всё близко к сердцу, у нее часто случались слезы. Например, мы вложили личные большие деньги в один проект, а он не окупился. Причем это стало ясно, когда мы находились на мероприятии и должны были «быть в строю». Когда Ира поняла, в какую сумму мы влетели, убежала на час, чтобы выплакаться. В этом была ее милая слабость. Я же человек более прагматичный, никогда не паникую – пришлось отдуваться за двоих. Конечно, такие ситуации сближают.

В психологии есть термин «слияние личностей». Это когда ты не представляешь свою жизнь без другого человека. Условно, вам проще обняться и не видеть лица друг друга, смотреть в разных направлениях, чем взяться за руки и идти вперед, глядя в одном направлении. В какой-то момент наши отношения стали похожи на этот формат. Мы начали выгорать, но лично мне никогда не хотелось сменить квартиру или просто убежать – мы всегда ездили на отдых вместе. Хотя порой появлялось желание отдохнуть друг от друга и в личной жизни, и в работе.

Это я теперь понимаю, что очень уставал из-за отсутствия перерывов в общении. Они необходимы, они оздоровляют отношения. Но я не изменял ей.

Конечно, бизнес влиял на качество и количество секса. Если рабочие и личные дела шли не очень – я просто ложился спать. Мне кажется, это нормально, когда у человека не возникает физического желания заняться сексом из-за общего эмоционального фона.

У меня никогда не было мыслей о том, что мы находимся в состоянии пары только потому, что делаем проект и карьеру. И я прекрасно понимаю: если бы мы расстались, не смогли бы построить существующий бизнес. Это было бы нереально сделать даже в статусе очень близких друзей. Проект требовал очень много времени и совместной отдачи. Это был наш общий ребенок, за которого я и тогда, и сейчас очень переживаю. По сути, он – единственная причина, почему мы до сих пор общаемся. И меня это совершенно устраивает. Общаемся, кстати, очень тепло. Хотя и был год, когда мы просто друг друга «пожирали» из-за старых обид. 

Я до последнего верил, что романтические отношения можно сохранить. Возможно, это было очень наивно с моей стороны – продолжать думать, что в личной жизни все хорошо даже тогда, когда для Иры уже все было окончено. Но в итоге личные конфликты начали вскрываться на проекте – рабочая ругань была симптомом неразрешенных личных проблем.

В конце концов как пара мы перестали существовать. Но бизнес успел выйти на другой уровень, поэтому какое-то время мы не афишировали это. Понимали, что для дела выгоднее сохранить романтическую историю.

Сейчас у меня новые отношения, и я уже планирую новый проект со своим новым партнером. Думаю, учитывая жизненный опыт, смогу избежать проблем, которые были в предыдущих отношениях. Прежде чем начинать совместное дело важно убедиться, что оба человека умеют разделять рабочее и личное. У вас может быть офис в квартире, где вы живете, но при этом вы должны четко договариваться, когда заканчивается совместный рабочий день. И, конечно, вы заранее должны прописать обязанности и распределить зоны ответственности друг друга, чтобы с избытком не залезать в чужую зону. Мне нравится идея работать со своим партнером – «своего» всегда проще понять, замотивировать и простить. Главное, не считать совместный бизнес полноценной работой – цементом отношений. Нужно понимать, что это всего лишь ваше общее дело. Шесть лет с Ирой и нашим бизнесом были очень удачными, я бы даже сказал – фееричными и безумно интересными. Но жизнь – сложная штука, и проживать ее осознанно вообще-то больно».

 

«Его считали главным, хотя количество обязанностей было 60/40 в мою пользу». Версия вторая, женская

«Мы познакомились с Димой в 2011 году на курсах в другой стране. Статный интересный человек, который флиртует с рыжими барышнями, и меганакаченная, умная я начали переписываться в Facebook. И закрутилось. Первая написала я, намеренно исковеркала его имя, на что он восторженно ответил, что так к нему обращаются только его мама и лучшие друзья. Ирония в том, что позже я поняла: Дима практически всем в чатах говорит об их уникальности. Мы начали работать над проектом на восьмом месяце наших личных отношений – эдакая недоношенная беременность. Изначально никто из нас серьезно не воспринимал дело, у обоих была основная работа и желание что-то делать вместе. Поэтому первые полгода прошли под эгидой умелого совмещения секса, проекта и работы. Было очень круто: мы постоянно друг друга драйвили, придумывали идеи прямо в кровати – офис был, считай, под пледом.

Потом все стало намного серьезнее: появились партнеры, клиенты, выручка. В какой-то момент партнер сказал, что хочет уйти из проекта, чтобы прокачиваться в основной работе. Но на тот момент от его участия зависело очень многое, поэтому мне пришлось убеждать, объяснять наши потенциальные перспективы и возможности. В итоге он остался, но при условии, что большую часть нагрузки я возьму на себя. Впоследствии он очень вовлекся и, как и я, бросил основную работу. Но бизнес оформили на меня.

Уже тогда у нас были распределены компетенции. Я отвечала за внутренние процессы компании, а он общался с партнерами и ездил подписывать договоры. Был лицом компании, потому что он экстраверт и умеет это делать. Из-за того, что долгое время я была в тени, многие заслуги со старта приписывались Диме. Его считали главным, хотя я могу смело заявить, что количество обязанностей было 60% на 40% в мою пользу. Когда мы еще были в личных отношениях, это меня не коробило: мы же всегда вдвоем, просто я усидчивая и лучше делаю капитальные дела.

Но когда разошлись, было обидно слышать удивления в стиле: «А, так ты тоже в проекте была?». Да, была. Я сильная женщина, поэтому и бизнес, и отношения строила сама.

В первые несколько лет жизни и работы с партнером плюсов было намного больше. Я понимала, что никому и никогда не буду доверять так сильно, как человеку, с которым живу. Знала, что он не «кинет». К тому же вы можете вместе впахивать 24/7, а потом, не краснея, уезжать на заслуженный отдых. Тебе не надо умолять бизнес-партнера поработать сверхурочно три ночи подряд – он так же, как и ты, включен в дело и хочет прыгнуть выше головы. Один большой минус в таких отношениях – из-за груды работы у вас не остается времени на личное. Вместо пеньюаров вечером я встречала партнера вопросом, привёз ли он договор. 

Но круглосуточное присутствие Димы не надоедало. Мне даже не приходила в голову мысль отправиться в путешествие без него – только вместе. Наверное, потому что у нас не было сильной вовлеченности друг в друга. Дима постоянно с кем-то переписывался в чатах, мы не разговаривали, но были рядом – по-другому не могли. В психологии такой вид отношений называется созависимостью – это когда ты не существуешь как личность вне пары, у тебя нет хобби, да тебе и не хочется их иметь. Вы – один мозг в двух разных организмах. И в обществе вас воспринимают как сиамских близнецов, которые по отдельности ничего из себя не представляют. Поначалу ты кайфуешь от этого состояния, а потом ходишь к психологу. Мне созависимость аукнулась сильной депрессией.

Бизнес разрастался, увеличилось количество работы. Мы оба начали выгорать. Но Дима, как мне кажется, больше уставал от проекта. Помню случай, у нас горел дедлайн, нужно было сделать огромный кусок работы за ночь. Часа в четыре утра я зашла к нему в комнату, он быстро отбросил в сторону телефон и сделал лицо очень загруженного человека. Я показала уведомление о том, что он только что заметчил меня на сайте знакомств, и спросила: «Ты серьезно?». Потом я поняла, что он с головой погрузился в онлайн-общение с девушками. На мои заявления о том, что я не справляюсь одна, он отвечал, что не может работать, когда на него давят. Мы не ругались из-за бытовых или личных проблем – их не было: если нет отношений, откуда возьмутся трудности? Все ссоры были только на почве провалов по проекту. Но наши сотрудники никогда не видели эти склоки – мы не допускали этого, чтобы они не переставали любить наше дело. Дома же в дни сильных срывов я могла кинуть в стену чашку и выйти на балкон, а Дима просто пропадал из виду на день. Я никогда не звонила и не спрашивала, где он. Знала, что вернется, потому что тоже переживает за проект.

В какой-то момент четко поняла, что личной связи между нами уже нет, отношения окончательно сдохли. И дело даже не в отсутствии секса – мы просто стали хорошими друзьями, которые живут в одной квартире. Но его, кажется, все устраивало. Он считал наше сожительство нормальными, крепкими отношениями. Думаю, проблемный период начался гораздо раньше, чем я его заметила: когда находишься в паре, всегда думаешь, что глобально все в порядке. Просто день, неделя, месяц плохие. Ты уверен, что совместные вечера скоро перестанут заканчиваться тем, что вы ложитесь в кровать и вместо занятия любовью открываете ноутбуки и отвечаете на рабочую почту. Тебе кажется, что осталось потерпеть совсем чуть-чуть, но в итоге все растягивается на четыре года. Когда мы расстались, я подумала, что это надо было это сделать еще три года назад.

В какой-то момент у меня появились любовники. Дима часто подвозил меня до их подъезда, а наутро спрашивал, как прошла ночь. Я, в свою очередь, не спрашивала, как и с кем он переписывается.

Не знаю, были ли у него реальные физические любовники. Мне кажется, нет – по крайне мере, я о них не знала. Но на публике мы всегда были вместе.

Оглядываясь назад, я понимаю, что в наших отношениях было дикое хитросплетение из жизни, работы и совместной постели. Поэтому мне сложно сказать, почему мы так долго не расставались. Да, во многом было сложно уйти от него – я же понимала: по отдельности мы не сможем вытянуть это дело. Мне элементарно не хватит сил и энергии продолжать. До последнего я хотела все «разгрести». У нас появилась философия «смотри, что я могу»: могу неделю не спать и увеличить оборот компании, могу вместе с тобой заняться групповым сексом. Это, к слову, были равнозначные по крутости вещи. Порой думала, что «так» моя жизнь будет выглядеть всегда. К четвертому году проекта весь флёр свободной жизни выветрился. Наши личные отношения спасали лишь новые бизнес-партнеры. Они взяли часть обязанностей на себя, поэтому избавили нас от поводов для склок. Мы развели обязанности, чтобы не пересекаться на проекте. Делали все с большой ненавистью друг к другу.

Однажды мы поехали на море. Уже в отеле решили, что было бы неплохо встретить рассвет в горах. Когда надо было выезжать, Дима сидел в ноутбуке и твердил: «Я работаю». Я знала, что он чатится, но ждала. Через 2-3 часа поняла, что человек не делает ничего для того, чтобы ускориться, села в машину и уехала. Чувствовала себя нереально. За ночь выкурила пару пачек сигарет и на следующее утро сказала ему, что мы расстаемся. Но это был не конец: у нас была запланирована еще одна большая поездка, поэтому Дима уговорил меня «начать все с начала» и поехать туда вместе. Чуда не произошло, и мы расстались окончательно.

Когда вернулись в домой, Дима предложил не афишировать расставание, поэтому на публике мы все еще появлялись вместе. Обнимались на фото, весело общались друг с другом на конференциях и приемах. Я бы не сказала, что все это делалось через силу – радость была искренняя. Мне действительно хотелось каждый раз говорить ему «большое спасибо» за то, чего мы вместе достигли. У нас была потрясающая креативная пара в смысле компетенций, поддержки и взаимопомощи. Когда мы ставили окончательную точку, Дима сказал фразу, которая мне очень запомнилась: «Я думал, что одному проще проскользнуть в любую дырку, но мне было легче это делать с тобой». Да, через пару лет совместного бизнеса мы перестали заниматься сексом, но продолжали жить вместе, путешествовать, ездить к родственникам. Пожалуй, это были отношения не с точки зрения души, а с точки зрения профессиональной самореализации.

Я точно знаю, что с нынешним партнером никогда работать вместе не буду – пойдет на спад либо личное, либо рабочее. А те бизнес-пары, которые говорят, что у них все прекрасно, скорее всего, врут. Я тоже четыре с половиной года улыбалась и говорила, что от выгорания мы спасаемся путешествиями».

Источник: KYKY 16 окт. 2018, 13:44
Читайте также


Цитата
Прибыль должно дать более искусное руководство делом: побольше мозга в вашей работе — мозга и еще раз мозга
Генри Форд
Выбор редакции