Новости из этой рубрики
15 июня 2020
6 столиков расположили в разных местах заповедника под Стокгольмом.
12 ноября 2019
Smart Forest City планируется построить на участке площадью 557 га недалеко от…
5 февраля 2016
Лично я всегда приглашаю новых подружек на выставку. Во-первых, люблю…
14 апреля 2016
Accor, один из крупнейших гостиничных операторов в мире, заявил о намерении…
26 июля 2016
В сентябре аукционный дом Sotheby's выставит на продажу машину Джона Ленона –…
7 апреля 2016
У нас для вас отличная новость: чтобы купить остров, не нужно быть…
COVID - это стартап

Если смотреть на COVID как на стартап, то идея была довольно странная, ни один эксперт не одобрял, ни в один акселератор проект не брали. “Почему именно летучую мышь с панголином, в чем преимущества? Почему не бобика со свиньей, например? Кто ваш главный конкурент? Птичий грипп, атипичная пневмония и свиной грипп уже пробовали похожие продукты и провалились, в чем ваше отличие?” – и это ещё вопросы от умных инвесторов. Глупые спрашивали: “где вы возьмете столько панголинов, чтобы каждого человека заразить?”

В общем, денег на эксперименты в Долине не собрали, запускались в родной Ухани на свои. Проект сразу взлетел. Выручки ещё не было, но пользователям нравилось, виральный рост был такой, что каждый VC сам хотел познакомиться – об этом даже мем по твиттеру ходил, если помните.

Впрочем, находились и критики: “никакой новой технологии у них нет, это обычный грипп”. Они и Uber до сих пор зовут обычным таксопарком, да.

Первые деньги компания заработала через продажу масок и ИВЛ. Суммы были небольшие, зато главную гипотезу вирус подтвердил – в принципе люди готовы платить.

После этого стартап привлек первые инвестиции и сразу занялся международной экспансией. Модель развития – франшиза, самим открывать локальные офисы было бы слишком долго.

Следующий шаг – серьезная монетизация, локдауны и запреты перелетов. Каждый франчайзи вводил их со своей спецификой, центральный офис дал очень много свободы на местах, иначе не получилось бы быстро найти сильных людей. Швеция и Беларусь, например, вообще так и не решились включить локдаун, боялись сильно испортить рост.

Летом случился первый кризис, динамика резко испортилась. Причины точно неизвестны. Кто-то говорит – из-за слишком жесткой монетизации, локдауны людей отпугивали.

Кто-то объяснял, что “COVID уже не торт, мутировал”, а некоторые думали, что все уже переболели, мода прошла. Вирус временно отключил монетизацию и добавил несколько виральных фич: “британский” и “южноафриканский” штаммы – по названию франшиз, где их тестировали.

Графики снова поперли вверх. С небольшим отставанием большинство франчайзи вернули и локдауны, деньги опять потекли рекой. В октябре, меньше чем через год после первого клиента, стартап вышел на IPO.

Размещение прошло отлично, а чуть ли не на следующий день сразу несколько правительств объявили о введении строгих регуляций против основной бизнес-модели.

В России закон назвали Спутником, в США Pfizer и Moderna, в Великобритании – AstraZeneca. Другие страны используют те же запреты или их комбинации.

Акции COVID на бирже резко упали, ритейл-инвесторы потеряли деньги, но у самой компании пока всё хорошо, в Европе локдауны продолжают работать, маржинальность бизнеса сумасшедшая.

Опубликовано: 28 мая 2021
Автор: Александр Горный
Мы используем основные и сторонние файлы cookie в целях повышения удобства пользования этим сайтом и получения информации о взаимодействии пользователей с его содержимым. Закрыв это сообщение, вы тем самым соглашаетесь с использованием нами файлов cookie.