Новости из этой рубрики
29 июля 2016
Музыкальный стриминговый сервис SoundCloud нашёл инвестора, который готов…
25 марта 2016
Основатель и руководитель Amazon Джефф Безос возглавил список «величайших…
6 декабря 2016
Сервис по вызову такси Uber купил стартап Geometric Intelligence, который…
28 января 2019
Марк Цукерберг сообщил о своих планах на этот год.
26 октября 2017
Клиентов Uber ждет безлимитная кредитная карта с бесплатным обслуживанием.
26 октября 2017
Производитель iPhone и iMac использует технологии PowerbyProxi в разработке…
Время скупать бренды: почему сегмент luxury ждет волна поглощений

Сделка между LVMH и Tiffany подстегнула интерес к индустрии luxury. Следующим объектом поглощения может стать Moncler, и это не единственная сделка, которую обсуждают инвесторы, — они хотят знать, кого купить следующим, чтобы заработать

 

Французский конгломерат LVMH — игрок номер один в индустрии luxury — объявил о поглощении американской Tiffany за $16,2 млрд в конце ноября. Это крупнейшая сделка за всю историю существования империи Бернара Арно.

Покупка увеличит ювелирный бизнес LVMH более чем вдвое и сделает его крупнейшим игроком в быстрорастущим сегменте люксовых украшений, позволив обогнать основных конкурентов. Акционеры Tiffany также не останутся в проигрыше: цена оферты предполагает 37% премии к цене закрытия торгов, накануне появления первой информации о переговорах двух компаний.

Сделка привлекла внимание инвесторов и прессы к luxury-индустрии и заставила гадать, какая компания может стать следующим объектом поглощения. Сильные балансы люксовых конгломератов и возможность дешево привлекать заимствования – хороший стимул для новых слияний и поглощений.

При этом возможности роста за счет открытия собственных магазинов и экспансии на новые рынки у зрелых марок практически исчерпаны, а значит, холдингам нужно искать новые способы нарастить продажи. Покупка менее крупных игроков индустрии, которыми еще не пресытились покупатели, — один из них.

Небольшим игрокам такие сделки также выгодны, ведь у крупных холдингов больше бюджеты на развитие и маркетинг и лучше условия на аренду площадей под магазины.

Кроме того, конгломератам легче переживать такие трудности, как, например, протесты в Гонконге или импортные тарифы: их продажи больше диверсифицированы как за счет присутствия в различных сегментах (одежда, обувь, парфюмерия, спиртные напитки и прочее), так и за счет наличия магазинов в разных регионах.

 

Крупнейшие сделки в индустрии (по данным Bloomberg)

 

Главная новость, которую сейчас обсуждает рынок, — переговоры Kering о покупке Moncler. Об этом 6 декабря (меньше двух недель с момента объявления сделки с Tiffany) сообщило агентство Bloomberg со ссылкой на анонимные источники.

Акции Moncler подскочили на 12%, однако скорректировались после того, как глава Ремо Руффини (контролирует 22,5% акций Moncler) высказался в том духе, что переговоры идут все время, но скорой сделки вряд ли стоит ожидать.

Kering – игрок номер два в люксовой индустрии после LVMH и его основной конкурент, рыночная капитализация компаний составляет €69 млрд и €202 млрд соответственно.

Оба холдинга формировались за счет консолидации независимых брендов. По подсчетам Bloomberg, c 1995 года Kering купил активов как минимум на $14,7 млрд, а LVMH — как минимум, на $45,5 млрд.

Многолетнее персональное соперничество основного владельца Kering Франсуа Пино и крупнейшего акционера LVMH Бернара Арно также ни для кого не является секретом.

В начале 2000-х Пино выиграл у Арно битву за главный бренд своей империи — итальянскую Gucci (в холдинг также входят такие бренды одежды, как Balenciaga, Saint Laurent, Alexander McQueen, Bottega Veneta и Brioni, и ювелирные Boucheron, Ulisse Nardin, Pomelatto и другие).

Впрочем, излишняя зависимость от Gucci может превратиться в проблему: в 2018 году на эту марку пришлось более 60% выручки и почти три четверти EBITDA Kering.

Gucci — самая быстрорастущая компания холдинга и самый успешный перезапуск в модной индустрии за последние годы, но рано или поздно потребитель устает от любой марки.

«Покупка Moncler добавила бы в портфель Kering бренд, который рос выдающимися темпами даже по меркам индустрии luxury», — отмечает Bloomberg.

В последние годы выручка Moncler росла двузначными темпами и достигла €1,4 млрд в 2018 году, ее маржа по EBITDA в 35% является лучшей в секторе после Hermes.

Пуховики марки, одни из самых дорогих в мире, давно перестали восприниматься как сугубо лыжные и являются модной одеждой на все случаи жизни.

Кроме того, Moncler расширилась в соседние сегменты — от обуви до свитеров, футболок-поло, аксессуаров и одежды для плавания.

Но беспрецедентный успех марки может стать основным препятствием на пути к возможной сделке с Kering. Акции Moncler выросли более чем в 4 раза с момента IPO в декабре 2013 года, рыночная капитализация компании достигает €10,6 млрд (на 09.12.19).

Аналитик Bernstein Лука Солка считает, что Ремо Руффини и его команда управляют брендом практически идеально и новому покупателю будет нелегко увеличить стоимость компании, сообщает Bloomberg.

А издание Business Insider со ссылкой на источник в банковской индустрии отмечает, что Kering может подумать дважды о покупке еще одного lifestyle-бренда после неудачной покупки марки Puma в 2007 году, перезапуск которой так и не закончился успехом.

Эксперт Bloomberg Opinion Андреа Фелстед считает, что в случае покупки Moncler соотношение чистого долга к EBITDA (один из основных показателей долговой нагрузки) Kering возрастет с 0,4X до 2,4X.

Это оставит холдингу мало возможностей для дальнейших сделок в области украшений, которые были бы важнее с точки зрения диверсификации бизнеса Kering.

Фелстед также считает, что и в области одежды Kering мог бы найти более интересные объекты для покупки — к примеру, британскую компанию Burberry, чей план восстановления находится в самом начале реализации.

Инвестбанк Credit Suisse ранее выпустил отчет, в котором назвал Burberry наиболее перспективным независимым брендом и единственным, способным на перезапуск.

У Burberry нет контролирующего акционера, 100% акций компании обращаются на бирже, однако, как показывает пример Tiffany, это не является препятствием для сделки, если покупатель предлагает премию к рыночным котировкам. Рыночная капитализация компании достигает 8,6 млрд фунтов.

Участники рынка также следят за дальнейшими шагами основного конкурента LVMH на рынке ювелирных украшений — южноафриканского конгломерата Richemont. Бизнес-издание про моду Business of Fashion считает, что Richemont имеет смысл слиться с Kering, так как их активы дополняют друг друга и объединенный холдинг мог бы на равных конкурировать с LVMH.

Однако серьезным препятствием на пути этой сделки могу стать разные взгляды владельцев двух холдингов. А аналитик Bernstein Лука Солка, слова которого цитирует Bloomberg, считает, что Richemont имело бы смысл купить легендарную французскую марку Chanel (не является публичной компанией).

Bloomberg также приводит мнение фонда GAM Global Luxury Brands Fund, считающего что Chanel мог бы купить Hermes, и портфельного менеджера BPER Banca в Милане Маттео Бранколини, который полагает, что итальянский производитель кашемира Brunello Cucunelli недолго просуществует в виде независимой марки.

Опубликовано: 11 декабря 2019
Источник: forbes
Мы используем основные и сторонние файлы cookie в целях повышения удобства пользования этим сайтом и получения информации о взаимодействии пользователей с его содержимым. Закрыв это сообщение, вы тем самым соглашаетесь с использованием нами файлов cookie.